Утомленные реформами – механизированные корпуса РККА 1941 года


Бронетанковые войска СССР 1941 года – образец того, как НЕ нужно реформировать вооруженные силы. Для обоснования этого тезиса приведем краткие сведения о происходивших в 1939-41 годах событиях. Иначе как организационно-управленческой чехардой это назвать нельзя.

Вопреки логике жизни


К началу рассматриваемого периода бронетанковые войска СССР имели в своем составе 4 механизированных корпуса. Причем на длительную перспективу это число планировалось оставить неизменным. В 1937 году число танков в них было увеличено и доведено до 560 боевых и 98 учебных.

Уже при этом числе танков в соединении на учениях неоднократно выявлялась «громоздкость и трудноуправляемость» мехкорпусов, но реакции высшего руководства это не вызывало. «Жареный петух клюнул» во время «освободительного похода» в Западную Украину и Белоруссию 1939 года. Поляки оказали очень слабое противодействие Красной Армии, что не помешало советским механизированным корпусам остановиться из-за проблем со снабжением. Поставленные задачи выполняли отправленные вперед сводные отряды в несколько десятков танков и автомобилей – в их баки сливались остатки горючего из остальных машин. А лично маршал Буденный занимался организацией доставки горючего «стоящим на приколе» танкистам по воздуху, с использованием тяжелых бомбардировщиков.

Теперь реформа становится неизбежной:

«23 октября 1939 года... направлен новый план реорганизации РККА. Было заявлено, что действия танковых корпусов показали громоздкость таких соединений и трудность управления ими… 21 ноября 1939 года Главный военный совет… признал необходимым расформировать танковые корпуса. Вместо них в составе стрелковых войск следовало создать 15 моторизованных дивизий…» [16]
Но полученный советскими войсками опыт и принятое адекватное решение не помешали искать «более лучший» вариант.

    «В марте 1940 года в Наркомате Обороны прорабатывался вопрос об организации танковых дивизий. По версии маршала М. В. Захарова, в конце мая 1940 года, идею о формировании механизированных корпусов в 1000–1200 танков подал лично И. В. Сталин в беседе с заместителем начальника Генерального штаба командармом И. В. Смородиновым». [16]
Логично предположить, что на Сталина должное впечатление произвели действия танковых соединений и объединений Вермахта во время Французской компании. Но ведь был же и собственный опыт, который решили забыть.

    «…2 июня 1940 года…представили… переработанный план…Следовало сформировать 8 танковых корпусов… 9 июня 1940 года Нарком Обороны утвердил план формирования механизированных корпусов… Постановлением СНК СССР от 6.07.40 г. … механизированный корпус 1940 года должен был иметь 1107 танков». [16]
«Зуд реорганизаций» не давал советскому военному руководству остановиться и на этом. В штатные расписания соединений вносились мелкие и средние изменения, а в конце 1940 года новый начальник АБТУ Я. Н. Федоренко подавал проект создания механизированной армии, состоящей из двух механизированных, одного кавалерийского корпусов и других частей. Этот план принят не был.
В целом на тот момент в бронетанковых войсках имелись и создавались разнообразные по масштабу и решаемым задачам части и соединения:

    «14 октября {1940 года}… Нарком Обороны и начальник Генштаба направили в Политбюро уточненный доклад… следовало сформировать… еще один механизированный корпус (9-й)… и 20 танковых бригад Т-26 для поддержки пехоты… эти предложения были утверждены…» [16]
Можно спорить о том, насколько оптимальной была структура бронетанковых войск, в каких корректировках она нуждалась. Но трудно не согласиться с выводом:

    «…к началу 1941 г. в СССР сложилась сравнительно органичная структура танковых войск, включавшая как механизированные корпуса для развития прорыва фронта, так и отдельные танковые бригады поддержки пехоты.» [1]
Но дальше необъяснимым образом происходит неожиданное:

    «Генеральный штаб приступил к разработке нового мобилизационного плана. 12 февраля 1941 года план был представлен Правительству… Он был немедленно утвержден…в случае мобилизации советские войска должны были развернуть 2 мотострелковых, 60 танковых, 30 моторизованных дивизий. Утверждение этого мобплана позволило начать формирование… двадцати новых мехкорпусов, которое началось в феврале-марте 1941 года». [16]
Важно подчеркнуть: Для формирования и укомплектования механизированных соединений потребовалось использовать практически все имевшиеся в РККА танковые и моторизованные части, их танки и другую технику. Людей, машин все равно не хватало, но это планами предусматривалось. – Корпуса делились на первую и вторую очереди, вторая очередь получала большую часть техники и людей позже. Важнее другое – в составе бронетанковых войск РККА не оставалось ничего, кроме мехкорпусов. Танковых бригад для непосредственной поддержки пехоты, танковых батальонов стрелковых дивизий (кроме Дальнего Востока) больше в СССР не существовало.

Были ли пересмотрены принятые решения в первые дни войны? Да, как этого и следовало ожидать:

«Еще 8 июля 1941 года Генеральным штабом на основе опыта первых дней войны было принято решение о расформировании корпусного звена бронетанковых войск и переформировании имевшихся танковых дивизий по новым штатам. Моторизованные дивизии реорганизовывались в стрелковые.
По новым штатам № 010/44 танковая дивизия вместо 375 должна была иметь 215 танков…» [16]

Механизированные корпуса РККА 1941 года – продукт управленческого безобразия


В кратком изложении предвоенная история реформ бронетанковых войск СССР выглядит так.

  • Ноябрь 1939 года – расформировываются мехкорпуса по 560 танков, как громоздкие и трудно управляемые. Начинается формирование 15-ти моторизованных дивизий по 240 танков в каждой.
  • Июнь 1940 года – в РККА начинается формирование восьми мехкорпусов по 1107 танков в каждом. Имевшиеся на этот момент четыре моторизованные дивизии направляются на их укомплектование.
  • Февраль-март 1941 года – начало формирования 20-ти новых механизированных корпусов (всего планировалось иметь 29 соединений). Для их укомплектования использовались практически все имевшиеся в РККА танковые и моторизованные части, соединения.

К этим пунктам можно добавить первую после начала войны реорганизацию

  • Июль 1941 года – расформирование мехкорпусов и формирование танковых дивизий по 215 танков.

Теперь вдумайтесь:

  • На основании результатов практического использования расформировываются громоздкие мехкорпуса (4 единицы).
  • Через полгода принимается решение сформировать 8 вдвое больших по числу танков соединений.
  • А ещё через 9 месяцев принимается решение иметь в бронетанковых войсках только трудно управляемые 29 механизированных корпусов с более чем 1000 танков по штату в каждом!
  • А ещё через 4 месяца, в первые дни войны эти мехкорпуса расформировывают!
Возникают вопросы: А не вредители ли все это задумали и реализовали? Какие основания были для лишения пехоты частей непосредственной поддержки и передачи всех советских танков в заведомо трудно управляемые мехкопуса? Это уже помимо того, что войскам по максимуму сокращали время на обучение – нужно было постоянно проводить переформирования. Причем это время и без того было сжато. Ведь основная масса бронетанковых войск находилась в западной части СССР, в 1939 году граница сдвинулась и нужно было строить и обживать военные городки, парки для техники. К тому же в части начинают поступать те самые танки «новых типов» КВ и Т-34, которые нужно осваивать…

Попробуем по источникам отследить мотивы, обсуждавшиеся варианты, практику решения вопросов реформирования бронетанковых войск СССР в предвоенные годы.

Продолжение >>>

Комментариев нет:

Отправить комментарий