Хронология планирования и стратегического развертывания ВС СССР в 1940-41 гг. на Западном направлении


Считаю необходимым составить краткую хронологию процесса планирования и стратегического развертывания ВС СССР в 1940-41 гг. на Западном направлении. Представляется, что исторические труды по этой теме весьма объемны, а это мешает четко видеть последовательный ход событий. В то же время краткое изложение позволило мне, например, сделать вывод о неспешном характере развертывания РККА в довоенный период 1941 года.
В хронологию включены факты, безусловно относящиеся к предмету рассмотрения:
  • Планы мобилизации и развертывания уровней округа и Генштаба.
  • Приказы, касающиеся перемещения, увеличения численности войск.
Кроме того, включил в хронологию ряд событий, которые могли или оказали (вопрос дискуссионный) большое влияние на развертывание или подготовку армии к войне. К ним относятся, в основном, крупные организационные мероприятия, например, решение о формировании двух десятков новых механизированных корпусов. Также в сводную таблицу включены некоторые сведения за 1937-38 гг. Это позволяет учесть базу, от которой «отталкивалось» советское военно-политическое руководство в предвоенный период.

Хронология планирования и стратегического развертывания РККА в 1940-41 гг., надеюсь, будет дополняться и корректироваться по мере появления новых сведений. Приветствуется участие всех желающих в обсуждении.

В приводимых ниже цитатах все выделения жирным шрифтом сделаны мной. Выделены либо места, отражающие суть замысла руководства, основные цели, показатели, либо места, где суждения одних авторов противоречат выводам других.

29 ноября 1937 г
Утверждение Мобилизационного плана на 1938-39

«…действовал мобилизационный план Красной Армии на 1938–1939 гг. МП‑22, утвержденный Комитетом Обороны 29 ноября 1937 года. Согласно ему численность РККА мирного времени к 1 января 1939 г. доводилась до 1 665 790 человек, а в случае войны должна была достичь 6 503 500 бойцов. В ходе мобилизации предусматривалось развернуть 170 стрелковых и 29 кавалерийских дивизий, 31 танковую бригаду… 155 авиабригад, а также 100 артиллерийских полков… На вооружении планировалось иметь 15 613 танков, 15 218 орудий и 305 780 автомобилей. Кроме того, предусматривалось формирование еще 30 стрелковых дивизий, четырех артполков РГК и 80 авиабригад второй очереди.
По этому плану была проведена частичная мобилизация семи округов в сентябре 1939 г. На его основе были развернуты войска действующей армии и во время войны с Финляндией». [9]

Март-ноябрь 1938
План стратегического развертывания (Шапошников)

«24 марта 1938 г. появился очередной оперативный план, разработанный под руководством нового начальника Генштаба Б.М. Шапошникова….:
«<… > Советскому Союзу нужно быть готовым к борьбе на два фронта: на западе против Германии и Польши и частично против Италии с возможным присоединением к ним лимитрофов, и на востоке против Японии.
Италия, весьма вероятно, в войне будет участвовать своим флотом…»…
Общие силы вражеской коалиции оценивались в 157–173 дивизии, 7780 танков и танкеток и 5135 самолетов, из них на советских рубежах ожидались 120 пехотных и 12 кавалерийских дивизий, 7500 орудий, 6300 танков и танкеток и 3700 самолетов. Против них СССР готовился выставить только на Западе 106 стрелковых и 14 кавалерийских дивизий, 20 танковых бригад, 9466 орудий, 8046 танков и 4458 самолетов [110]. Основой замысла советского плана была стратегическая оборона на первом этапе, затем переход в наступление. На каком направлении будут сосредоточены главные усилия противника, севернее или южнее Припятских болот, Шапошников рассчитывал определить не позже чем к 10-му дню мобилизации. Он полагал, что для врага предпочтителен северный вариант. Этот план был утвержден на заседании Главного военного совета 19 ноября 1938 г. После этого в советском военном планировании наступила необычно долгая пауза продолжительностью почти в два года.» [9]
(до этого планы перерабатывались каждый год)

19 августа 1940
План стратегического развертывания (Шапошников)

Текст документа – [7] том 1 док. № 95.
Замысел – наступление стратегического масштаба, разгром крупной группировки немецких войск в Восточной Пруссии и северной Польше. В плане предлагается только «северный вариант» развертывания.


18 сентября - 14 октября 1940 г.
План стратегического развертывания на 1940 и 1941 годы (Мерецков)


Текст сентябрьского документа – http://bdsa.ru/%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BA%D0%BE%D0%BC-1940-%D0%B3%D0%BE%D0%B4/1512-117-103202-18-1940
Также он имеется в [7] Кн 1, Документ № 117.
Документ формально является последним, утвержденным в довоенный период.
В плане описаны южный и северный варианты развертывания.

«Новый план был послан для предварительного ознакомления Сталину, а 5 октября доложен ему и Молотову. По указанию вождя состав войск будущего Юго‑Западного фронта был еще больше усилен… В доработанном виде этот план был утвержден Сталиным 14 октября. Но работа над ним продолжалась полным ходом. При этом в соответствии с пожеланиями высшего руководства акцент все больше смещался на южный вариант. 17 ноября Тимошенко и Мерецков подписали доклад «Основные выводы из указаний Политбюро и СНК СССР 5 октября 1940 г. при рассмотрении планов стратегического развертывания Вооруженных Сил СССР на 1941 г.». Согласно ему силы Красной Армии на западе планировалось довести до 182,5 расчетной дивизии и 159 авиаполков, из них 113 дивизий и 140 авиаполков предназначались для Юго-Западного фронта. В результате на юго-западном стратегическом направлении с учетом войск РГК концентрировались 74,5 % всех соединений и 88 % авиачастей Западного ТВД. Окончательное завершение плана в Генштабе намечалось на 15 декабря, а в округах соответствующую документацию должны были подготовить к 1 мая 1941 г. Однако все эти сроки были сорваны, и главным образом из-за продолжавшихся метаний во мнениях руководства на самом верху армии и государства». [9]

«5 октября 1940 года план был рассмотрен правительством (фактически И.В. Сталиным и В.М. Молотовым). Будучи убежденным, что основная угроза исходит из района южнее Варшавы в направлении на Киев, И.В. Сталин дал указание усилить группировку войск Юго-Западного фронта. На основании полученных указаний в проект плана были внесены соответствующие изменения, и 14 октября 1940 года он был утвержден». [12]

«Очередной вариант мобилизационного плана был подготовлен к сентябрю 1940 г. Он учитывал итоги только что закончившейся кампании на Западе и был увязан с уже упоминавшимся проектом оперативного плана войны, который после существенных изменений в распределении войск по направлениям был утвержден 14 октября.» [9]

То есть авторы считают, что сентябрьский документ с «существенными изменениями» был утвержден в середине октября. Правда, в известной нам Записке по этому поводу «Утверждающая подпись отсутствует» – [7] Кн 1, Документ № 134. Записка об изменениях к сентябрьскому плану – https://alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1010888

5 и 14 октября 1940 г.
Совещание об основах стратегического развертывания у Сталина

«5 октября 1940 г. у И. В. Сталина состоялось совещание, на котором присутствовали К. Е. Ворошилов, С. К. Тимошенко, В. М. Молотов и К. А. Мерецков. Темой совещания был доклад «Об основах стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на Западе и Востоке в 1940–1941 гг.». В ходе обсуждения Генеральному штабу в лице К. А. Мерецкова было поручено доработать план с учетом развертывания еще более сильной главной группировки в составе Юго-Западного фронта. 14 октября 1940 г. доработанный «южный» вариант плана был утвержден в качестве основного. Одновременно было решено продолжить работу и над «северным» вариантом… Сроком готовности обоих планов было назначено 1 мая 1941 г.» [1]

14 октября 1940 г
Утверждение Мобилизационного плана 1940 г. МП-40

«…был утвержден 14 октября. Одновременно был утвержден и мобплан МП‑40… Он закрепил уже почти завершенное к этому времени появление в Красной Армии восьми мехкорпусов и двух отдельных танковых дивизий.» [9]

январь 1941 г.
Оперативно-стратегические игры

Нижеследующие цитаты подтверждают различие суждений об этих играх у разных авторов. Одни отмечают их «абстрактный характер», другие утверждают, что таким способом «проверялся и уточнялся новый план стратегического развертывания».

«После декабрьского, 1940 г., совещания высшего командного состава РККА Генеральный штаб провел две оперативно-стратегические игры. Первая игра, проходившая 2–6 января 1941 г., отрабатывала боевые действия на западном и северо-западном направлениях. Именно эта игра… получила впоследствии наибольшую известность… О второй игре, проводившейся 8–11 января 1941 г., известно куда меньше.» [1]

«Какие же выводы можно сделать по итогам январских игр? Первое, что бросается в глаза, — это отсутствие розыгрыша начальных операций войны… В целом же можно сказать, что январские игры носили вполне абстрактный характер и никак не привязывались к существующим планам обороны границы или первых операций… Более того, проверка существующих оперативных планов даже не значилась в учебных целях игры…
Подавляющее большинство участников игр руководило в них объединениями безотносительно к тому, какие объединения они реально возглавляли в данное время. Почти никому из них с началом Великой Отечественной войны не пришлось действовать там, где они действовали в играх» [1]

«В целях проверки и уточнения нового плана стратегического развертывания и оперативных планов фронтов в конце декабря 1940‑го – начале января 1941‑го в Москве были проведены оперативно‑стратегические сборы высшего командного состава Красной Армии… После окончания совещания… под личным руководством наркома Тимошенко проводились широкомасштабные оперативно‑стратегические игры…
Первая из них состоялась 2–6 января 1941 г… «Боевые действия» на ней разыгрывались на северо‑западном направлении в соответствии со вторым вариантом недавно утвержденного оперативного плана…
На второй игре, проведенной с 8 по 11 января, отрабатывался основной вариант оперативного плана
Условный сценарий конфликта предполагал, что за первые неделю‑две боевых действий «западные» совместно с их союзниками, не завершив развертывания, осуществили нападение на «восточных» и сумели продвинуться в глубь их территории на 50–120 км. Затем «восточные» наносили мощные контрудары и отбрасывали войска «западных» в исходное положение или даже переносили боевые действия на вражескую землю» [9]

Игры проводились и позже, весной 1941 в ЗапОВО:
«Состав сил сторон удивляет в мартовской игре больше всего. Против 36 пехотных и 2 танковых дивизий «западных» у «восточных» имелось 88 стрелковых, 8 танковых, 4 моторизованных и 3 кавалерийских дивизии. Превосходство с учетом прибывающей 3-й армии более чем двукратное. По «Соображениям…» сентября 1940 г. даже в «северном», варианте развертывания наряд сил для Западного фронта предусматривал всего 41 стрелковую дивизию, 2 моторизованные дивизии, 5 танковых дивизий, 3 кавалерийских дивизии и другие части.» [3]

12 февраля 1941 г
Утверждение схемы мобилизационного развертывания МП-41

Текст документа – [7] Кн. 1. С. 630 док №272.

 ЗАПИСКА НКО СССР И ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ В ПОЛИТБЮРО ЦК ВКП(б) – И.В.СТАЛИНУ И СНК СССР – В.М.МОЛОТОВУ С ИЗЛОЖЕНИЕМ СХЕМЫ МОБИЛИЗАЦИОННОГО РАЗВЕРТЫВАНИЯ КРАСНОЙ АРМИИ

«7 февраля 1940 г. округа были оповещены, что указания по разработке новых мобпланов будут даны одновременно с новой схемой развертывания. В связи с частыми изменениями схем развертывания приходилось пересматривать и мобилизационные планы, как общие, так и частные». [9]

«К 23 января 1941 года мобплан был существенно переработан. В соответствии с ним предполагался рост численности Красной армии в случае войны до 10 058 791 человека, стрелковых дивизий — до 210, механизированных корпусов — до 9… Этот вариант плана в основном обеспечивался мобилизационными ресурсами. Однако он не получил официального одобрения со стороны руководства страны, видимо, из-за того, что в плане не были отражены новые взгляды участников сбора руководящего состава Красной армии, состоявшегося в конце 1940 — начале 1941 года, в частности на создание крупных механизированных соединений, способных решать оперативно-тактические задачи… После еще одной доработки проект мобилизационного плана был представлен на рассмотрение правительству и утвержден 12 февраля 1941 года. Планом предусматривалось иметь: численность Красной армии на военное время — 8 682 827 человек, управлений стрелковых корпусов — 65, управлений механизированных корпусов — 30, дивизий — 304, в том числе 60 танковых и 30 моторизованных. Разработку всех документов по этому плану предписывалось закончить как в центре, так и на местах к 1 июля 1941 года…
После мобилизационного развертывания численность армии должна была составить 8,9 млн. человек личного состава, 32 628 самолетов (из них 22 171 боевых), свыше 106 тыс. орудий и минометов, около 37 тыс. танков, 10 679 бронеавтомобилей, около 91 тыс. тракторов, 595 тыс. автомобилей. В целом реализация мобилизационного плана требовала призыва из запаса до 5 млн. человек, в том числе около 600 тыс. офицеров». [12]

«С утверждением схемы мобилизационного развертывания Красной Армии конкретная работа по созданию мобплана только начиналась. Ведь чтобы спланировать подачу мобресурсов в людях, вооружении и технике, надо сначала определить: откуда, куда, как и в какие сроки они должны быть поданы. Не случайно в проекте Постановления было записано: «Все мобилизационные разработки по новому мобплану начать немедленно, с расчетом окончания всех работ, как в центре, так и на местах, к 1 июля 1941 года» [9]

«Некоторые историки ошибочно считают, что мобилизационный план на 1941 г. был утвержден 12 февраля. По нашему мнению (и это следует из текста записки и Проекта), была утверждена лишь схема мобилизационного развертывания, в которой был установлен объем мобилизационного развертывания Красной Армии на 1941 г. в случае объявления общей мобилизации  в самом общем виде. Другими словами, были определены лишь рамки (задачи) мобплана, в результате осуществления которого должна быть создана армия военного времени предложенного состава. До детально разработанного плана мобилизации вооруженных сил было еще очень далеко». [9]

«Разработка МП‑41 осложнялась еще и тем, что его важнейшая часть – мобилизационный план развертывания военной промышленности, весной 1941 г. пролежавший больше месяца в столе Председателя Комитета Обороны К.Е. Ворошилова, так и не был отработан к началу войны [483]. Достаточно сказать, что Постановление ЦК партии и Правительства «О плане накопления госрезервов и мобзапасов на 1941 год» было принято только в июне» [9]

«...принятого в феврале 1941 г. мобилизационного плана МП-41... Сроки полной готовности определялись для 172 дивизий — на 2-4-е сутки, для 60 — на 4-5-е сутки, для 61 — на 8-10-е сутки, части тыла и вузы — на 8-15-е сутки. Завершить полное отмобилизование Вооруженных сил планировалось к исходу 30-х суток.» [14]

Февраль 1941 г.
Начало реформы бронетанковых войск, формирование ещё 20-ти мк

«12 февраля НКО и Генштаб представили… новый мобилизационный план, МП–41… Согласно этому плану, предполагалось наличие в армии мирного времени 2 мотострелковых, 60 танковых, 30 моторизованных дивизий. Это фактически означало создание 20 новых мехкорпусов, которое и началось в феврале — марте 1941 г. 8 марта Политбюро утвердило назначения командиров формируемых мехкорпусов, танковых и моторизованных дивизий.
Теперь подавляющее большинство танков РККА должно было быть объединено в механизированные корпуса со штатной численностью 1031 танк.» [1]

8 марта 1941 г.
Принятие решения о проведении учебных сборов

Во многих работах историков эти сборы называют БУС, что неверно. Согласно МП-41, БУС – это тайная мобилизация, включающая передачу в огромных количествах войскам из народного хозяйства лошадей, автомобилей и тракторов. В данном же случае УС можно охарактеризовать лишь так: частичная мобилизация личного состава.

«Совет Народных Комиссаров Союза ССР постановляет:
1.      Разрешить НКО призвать на учебные сборы в 1941 году военнообязанных запаса в количестве 975.870 человек...
2.      Разрешить НКО привлечь на учебные сборы из народного хозяйства сроком на 45 дней 57.500 лошадей и 1.680 автомашин…
3.      3. Сборы провести:
а) в резервных стрелковых дивизиях тремя очередями:
первая очередь – с 15 мая по 1 июля
вторая очередь – с 10 июля по 25 августа
третья очередь – с 5 сентября по 20 октября;
б) в стрелковых дивизиях шеститысячного состава в период – с 15 мая по 1 июля;
в) в стрелковых дивизиях трехтысячного состава в период – с 15 августа по 1 октября;
г) прочие сборы проводить очередями на протяжении всего 1941 года…» [7] кн. 1, док. №306.

«В апреле — мае 1941 г. Наркомат обороны и Генеральный штаб приняли решение провести скрытое отмобилизование военнообязанных запаса под прикрытием «Больших учебных сборов» (БУС). Всего на учебные сборы до объявления войны было призвано свыше 802 тыс. человек, что составляло 24% приписного личного состава по мобилизационному плану МП–41.
Это позволило усилить половину всех стрелковых дивизий РККА (99 из 198), расположенных в западных округах, или дивизий внутренних округов, предназначенных для переброски на запад. При этом состав стрелковых дивизий приграничных округов при штатной численности 14 483 человека был доведен: 21 дивизии — до 14 тыс. человек, 72 дивизий — до 12 тыс. человек и 6 стрелковых дивизий — до 11 тыс. человек. Для Юго-Западного фронта, насчитывавшего на 22 июня 1941 г. по списку 764 941 человек, «Большие учебные сборы» означали прибавку 142 105 человек. В Одесский военный округ, формировавший по мобилизации 9–ю армию, БУС добавили всего 51 094 человека при списочной численности войск округа 113 577 человек. Харьковский военный округ получил в рамках БУС 72 949 человек в дополнение численности войск округа 159 196 человек.
Одновременно в рамках БУС из народного хозяйства в армию было поставлено 26 620 лошадей. Это небольшая цифра, учитывая, что по МП–41 «потребность в конском составе на укомплектование частей до штатов военного времени составляет — 671 770 лошадей.» [1]

11 марта 1941
План стратегического развертывания (Жуков)

Текст документа – [8] док. № 71, http://militera.lib.ru/docs/da/1941-dokumenty-i-materialy/index.html и http://army.armor.kiev.ua/hist/plan-grom.shtml (короткая версия).
«Не теряя времени на раскачку, Жуков энергично принялся за ранее незнакомую ему работу. По его указанию оперативное управление Генштаба под руководством генерал‑лейтенанта Г. К. Маландина приступило к уточнению недавно принятых «Соображений…» в соответствии с итогами только что проведенных оперативно‑стратегических игр. 11 марта эта работа была завершена… Под запиской были заделаны подписи наркома обороны маршала С. Тимошенко и начальника Генерального штаба Красной Армии генерала армии Г. Жукова. А подписал ее только собственноручно исполнивший записку генерал‑майор Василевский» [9]
«Очередной, третий по счету проект был разработан в феврале 1941 года и 11 марта одобрен наркомом обороны и вновь назначенным на должность начальника Генерального штаба генералом армии Г.К. Жуковым». [12]
«…плану стратегического развертывания вооруженных сил Советского Союза на Западе и Востоке от 11 марта 1941 г. не был дан ход.» [9]


Апрель 1941
Создание в Генштабе директив округам (всем?) на разработку планов оперативного развертывания на случай войны на западе

Директива на разработку плана оперативного развертывания ЗапОВО апрель 1941 г – [7] кн.2 док № 425.

«…плану стратегического развертывания вооруженных сил Советского Союза на Западе и Востоке от 11 марта 1941 г. не был дан ход. Разработанные на его основе директивы для западных пограничных округов и военно‑морского флота никогда не отправлялись к своим адресатам [749].» [9]


Апрель 1941
Принятие нового штата сд

«Из общего числа 198 стрелковых дивизий 99 имели в среднем по 10,3 тыс. человек (71% численности, установленной апрельским штатом военного времени 1941)». [6]

«В апреле 1941 г. были введены новые штаты РККА. Штат № 4/120… — дивизия мирного времени с «обозначенными» ротами штатной численностью 5864 человека. Так называемый «основной» штат № 4/100, также являвшийся штатом дивизии мирного времени, уже не имел «обозначенных» подразделений. По этому штату численность личного состава дивизии составляла 10 291 человек, 414 автомашин, 1955 лошадей. Штат военного времени, напомню, это 14 483 человека, 558 автомашин и 3039 лошадей.» [13]


Конец апреля 1941
Частичное начало выдвижения войск из внутренних округов на Западное направление

«13 апреля 1941 г. между СССР и Японией был подписан Пакт о нейтралитете. Это существенно ослабило долголетнюю напряженность на восточной окраине страны… Договор был ратифицирован японцами 25 апреля и с этого момента вступил в силу. На следующий же день… Генштаб отдал командованию ЗабВО и ДВФ предварительное распоряжение подготовить к отправке на запад 5‑й мк, 31‑й и 32‑й ск, в состав которых входили девять дивизий, а также две воздушно‑десантные бригады…. В тот же день, 26 апреля, командование Сибирского военного округа получило приказ перебросить к 15 мая 201‑ю сд из своего состава в ЗапОВО, а 225‑ю сд – в КОВО. При этом на замену убывшим войскам к 30 мая в СибВО передислоцировались 57‑я тд и 82‑я мд из ЗабВО. Одновременно Уральский военный округ обязали перебросить две свои стрелковые дивизии, 203‑ю и 223‑ю, в ПрибОВО к 10 мая. Обоим этим округам ранее отводилась роль резерва сил Дальнего Востока. В изменившихся условиях сочли возможным перенацелить их на запад». [9]


май 1941 (первая половина месяца)
Выдача западным округам директив на разработку планов прикрытия границы (ПП) и ПВО

ПрибОВО 14 мая 1941г. http://army.armor.kiev.ua/hist/stratplan-pribovo.shtml

ЗАПОВО [не позднее 20 мая 1941 г.]
http://bdsa.ru/%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BA%D0%BE%D0%BC-1941-%D0%B3%D0%BE%D0%B4/1895-481-503859-20-1941

КОВО [не позднее 20.05.1941 г.] http://www.alexanderyakovlev.org/fond/issues-doc/1011828

ОДВО [не позднее 20 мая 1941 г.] http://bdsa.ru/%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BA%D0%BE%D0%BC-1941-%D0%B3%D0%BE%D0%B4/1897-483-503874-20-1941

«До определенного момента мероприятия по прикрытию линии границы включались в план действий войск округа в случае войны отдельным разделом. … В 1941 г. эта схема была видоизменена. В начале мая 1941 г. в округа были направлены директивы наркома обороны на разработку планов прикрытия как отдельных документов. В Киевский особый военный округ эта директива была направлена 5 мая 1941 г., Одесский военный округ получил аналогичный документ 6 мая 1941 г. Сроком предоставления готовых планов обороны на период сосредоточения и развертывания в Генштабе было назначено 25 мая. Реально округа предоставили разработанные ими пакеты документов 10–20 июня 1941 г.» [1]

«Всего намечалось развернуть, согласно планам прикрытия госграницы, в западной части страны Первый и Второй стратегические эшелоны. В 1-й эшелон включались все армии прикрытия (18) и резервы приграничных округов, в том числе 18, 20, 21-я армии из Харьковского, Орловского и Приволжского округов, во 2-й — 6 армий РГК (16, 19, 22, 24, 28, 29-я) с частями усиления.» [14]

13 мая 1941
Начало выдвижения на запад армий внутренних округов

«Формирование второго стратегического эшелона на Западном театре началось 13 мая 1941 года, когда с разрешения Сталина была дана директива о выдвижении сформированных во внутренних округах четырех армий: 22-й – с Урала в район Великих Лук, 21-й – из Приволжского военного округа в район Гомеля, 19-й – из Северокавказского округа в район Белой Церкви и 16-й – из Забайкалья на Украину. Всего перебрасывалось 28 дивизий, укомплектованных в среднем на 55-62%.
Кроме того, готовились к переброске ещё три армии из Орловского, Сибирского и Архангельского округов (20, 24 и 28-ая). Все эти войска должны были составить Группу армий резерва («армий второй линии»), командующим которой 21 июня был назначен С.М. Буденный…
Завершение сосредоточения войск резервного фронта планировалось до 10 июля» [6]

По 19 армии:
«29 мая Генеральный штаб принимает решение о формировании 19–й армии. По планам ее управление должно было формироваться на базе управления Северо-Кавказского военного округа. Военному Совету КОВО было сообщено о том, что управление армии прибудет в Черкассы. В состав армии передавались стрелковые и механизированный корпуса из состава войск Северо-Кавказского и Харьковского военных округов» [1]

«С 13 до 22 мая Генштаб приказал приступить к переброске из УрВО, ПриВО и ЗабВО к западной границе трех армий – 16‑й, 21‑й и 22‑й (всего 32 дивизии). Они должны были прибыть в районы назначения в период с 1 июня по 10 июля… Кроме них, к 10 июня из СКВО планировалось выдвинуть 19‑ю армию в составе одного механизированного и двух стрелковых корпусов. Еще один, 25‑й ск, к 13 июня передавался в оперативное подчинение этой армии из ХВО» [9]

«…дивизии 19‑й, 21‑й и 22‑й армии начали выдвижение в мае, еще до формирования управлений самих армий и их армейских частей.» [9]

«12 июня командование КОВО было извещено о прибытии на территорию округа 16-й армии из Забайкальского военного округа. Поступление эшелонов армии предполагалось в период с 17 июня по 10 июля.» [2]

«Вспоминает А. Ф. Пануев, служивший в… 17-й танковой дивизии, входившей в 16-ю армию: «…16-ю армию перебрасывали на Запад. Мы погрузились в первых числах июня, и пошли по Транссибирской магистрали на Запад. Нашей танковой дивизии… назначение было на Винницу… Все платформы были забиты фанерой — изображали переброску техники для посевной кампании. Нам было запрещено выходить на больших станциях. Эшелон останавливали только на перегонах, там, где можно было взять воду. Когда проходили крупные станции, даже люки закрывали» [2]

«И. Н. Бирюков, командир… 186-й стрелковой дивизии, вспоминал: «13 июня 1941 г. из штаба Уральского военного округа мы получили директиву особой важности, согласно которой дивизии предстояло выехать в „новый лагерь“. Адрес нового расквартирования не был сообщен даже мне, командиру дивизии…» [2]

«войска резервных армий выдвигались в неотмобилизованном состоянии, лишь несколько пополненные личным составом, призванным под видом учебных сборов… [из сноски] Оставленные в пунктах постоянной дислокации мобячейки должны были к 5 июня 1941 г. составить план приема лошадей, обоза и мехтранспорта и представить заявки на перевозку мобресурсов в новые районы…». [9]

«Второй  стратегический  эшелон  имел  7  армий.  Порядок  их  сосредоточения был таков:
19А  (11  дивизий)  к  01—10.06.41  г.  в  районах  Черкасс,  Белой Церкви;
16А (12 дивизий) — к 01—10.06.41 г. в районе Шепетовки;
20А (7 дивизий) — к 24—28.06.41 г. в районе Великих Лук;
21А (13 дивизий) — к 17.06.41 г. в районе Гомеля;
22А, 28А — убывали в районы сосредоточения 23.06.41 г.» [10]

«… 13 мая 1941 года, когда с разрешения И.В. Сталина Генеральный штаб отдал распоряжения о выдвижении сформированных во внутренних округах четырех армий: 22-й — из Уральского военного округа в район Великих Лук, 21-й — из Приволжского военного округа в район Гомеля, 19-й — из Северо-Кавказского военного округа в район Белой Церкви и 16-й — из Забайкальского военного округа в район Проскурова. На запад перебрасывался и 25-й стрелковый корпус из Харьковского военного округа, переходивший в подчинение 19-й армии…
Всего из внутренних округов в соответствии с планом стратегического развертывания началось выдвижение 28 дивизий, 9 управлений корпусов и 4 армейских управлений. В это же время готовились к переброске еще три армии из Орловского, Сибирского и
Архангельского военных округов (20, 24 и 28-я)». [12]

«...армии РГК, остающиеся в пунктах постоянной дислокации на момент начала войны (20, 24, 28-я)…»[14]

«Всего для перевозки войск намечалось выделить 939 эшелонов, но из них к началу войны прибыло в назначенные районы лишь 83, 455 находились в пути, 401 (9 дивизий) еще не грузились. Перевозки осуществлялись скрытно, по графикам мирного времени, поэтому сроки сосредоточения (22 мая — 10 июля) были большими.» [14]


14 мая 1941
Решение о досрочном выпуске из военных училищ

«14 мая нарком обороны приказал досрочно произвести выпуск курсантов вторых курсов военных училищ, направив их не позднее 15 июня сразу в войсковые части». [9]


Не ранее 15 мая 1941
План стратегического развертывания (Превентивный удар)
http://bdsa.ru/%D1%81%D0%BE%D0%B2%D0%BD%D0%B0%D1%80%D0%BA%D0%BE%D0%BC-1941-%D0%B3%D0%BE%D0%B4/1887-473 или [7] № 473. ПЛАН СТРАТЕГИЧЕСКОГО РАЗВЕРТЫВАНИЯ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СОВЕТСКОГО СОЮЗА – полная версия
http://army.armor.kiev.ua/hist/plan-grom.shtml – короткая версия
«Последний предвоенный проект документа, названный «Соображения по плану стратегического развертывания Вооруженных Сил Советского Союза на случай войны с Германией и ее союзниками», был разработан в период с 5 по 15 мая 1941 года». [12]

24 мая 1941 года
Совещание Сталина с командованием западных округов

«24 мая 1941 года в Кремле, как сообщает Ю.А. Горьков, состоялось совершенно секретное совещание И.В. Сталина с командующими войсками, членами военных советов и командующими ВВС западных приграничных округов 18. На нем якобы обсуждались вопросы, связанные с последним оперативным планом войны по состоянию на 15 мая 1941 года». [12]

Май 1941
Принятие дополнительных решений по учебным сборам

«И лишь в мае 1941 г.,  учитывая продолжающееся, по данным советской разведки, сосредоточение германских войск на территории генерал‑губернаторства (бывшей Польше), было принято решение увеличить количество дивизий, артиллерийских частей и армейских управлений, проводящих сборы приписного состава, а сами сборы начать в период с 1 по 15 июня.» [9]
«… укомплектованность большинства соединений личным составом (кстати, в основном необученным), в которых проводились сборы, была доведена почти до уровня штатов военного времени. Но и только. А переход на штаты военного времени не осуществлялся. Для этого надо было укомплектовать соединения автотранспортом, средствами тяги, конским составом, провести и другие мероприятия. » [9]

27 мая 1941
Приказ на оборудование КП фронтов

«27 мая командующим западных военных округов было приказано начать сооружение КП фронтов и закончить его к 30.7, а также приступить к оборудованию позиций артиллерии и войск ПВО с окончанием работ к 15.7 [732].» [9]

Июнь 1941
Западные округа завершают разработку планов прикрытия границы и ПВО

ПрибОВО (2 июня  1941)

ЗАПОВО [июнь 1941 г.]

КОВО [позднее 2 июня 1941 г.]

ОдВО (20 июня 1941г.)

ЛенВО (позднее 14 мая 1941)
http://army.armor.kiev.ua/hist/stratplan-lenvo.shtml

Середина июня
Отмена отпусков личному составу

«С середины июня были отменены отпуска личному составу.» [1]

12-15 июня 1941
Начало выдвижения к границе «глубинных» дивизий западных округов

«Для повышения боевой готовности войск округа к 1 июля 1941 г. все глубинные дивизии и управления корпусов с корпусными частями перевести ближе к госгранице в новые лагеря, согласно прилагаемой карты…» – ДИРЕКТИВА НАРКОМА ОБОРОНЫ СССР И НАЧАЛЬНИКА ГЕНШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ ВОЕННОМУ СОВЕТУ КОВО [7] книга 2. Док № 549

«Лишь 12-15 июня западным военным округам было приказано вывести соединения, расположенные в глубине, поближе к границе.» [6]

«Выдвижение должно было осуществляться скрытно, по ночам, главным образом походным порядком, сопровождаться тактическими учениями и завершиться к 1 июля 1941 г…. Глубинные соединения из районов, расположенных на расстоянии 150–400 км от госграницы, должны были передислоцироваться в зону, отдаленную от нее на 20–80 км…. В ЗапОВО… некоторым из этих соединений районы сосредоточения были назначены на удалении более 100 км от границы». [9]

«56 дивизий армий прикрытия располагались вблизи границы… Из остальных войск первого стратегического эшелона приказ на выдвижение получили 32 дивизии, а успели сдвинуться с места еще меньше. Только пять из них успели достичь предназначенных им районов до начала войны». [9]
 «13 июня руководство Киевского особого военного округа получило директиву наркома обороны и начальника Генштаба Красной Армии на выдвижение «глубинных» стрелковых корпусов ближе к границе. Началось выдвижение «глубинных» соединений округа 17–18 июня. Сроки выдвижения и пункты назначения корпусов были определены следующим образом:
«31–й стрелковый корпус из района Коростеня к утру 28 июня должен был подойти к границе вблизи Ковеля. Штабу корпуса до 22 июня надлежало оставаться на месте; 36–й стрелковый корпус должен был занять приграничный район Дубно, Козин, Кременец к утру 27 июня; 37-му стрелковому корпусу уже к утру 25 июня нужно было сосредоточиться в районе Перемышляны, Брезжаны, Дунаюв; 55-му стрелковому корпусу (без одной дивизии, остававшейся на месте) предписывалось выйти к границе 26 июня, 49–му – к 30 июня» [1]
«С. Иовлев, командир 64-й стрелковой дивизии 44-го стрелкового корпуса, вспоминал: «15 июня 1941 г. командующий Западным особым военным округом… приказал дивизиям нашего корпуса подготовиться к передислокации в полном составе. Погрузку требовалось начать 18 июня. Станция назначения нам не сообщалась, о ней знали только органы военных сообщений (ВОСО)…» 64-я стрелковая дивизия содержалась в сокращенных штатах (6 тыс. человек), и ее боевая ценность была ниже, чем у приграничных дивизий.» [2]

13 июня 1941 – последний из известных нам предвоенных документов по стратегическому развертыванию.
СПРАВКА О РАЗВЕРТЫВАНИИ ВООРУЖЕННЫХ СИЛ СССР НА СЛУЧАЙ ВОЙНЫ НА ЗАПАДЕ

[7] кн 2. Док № 550


18 июня 1941
«Приведение в боевую готовность театра военных действий» ПрибОВО


«18 июня последовал приказ № 00229 командующего округом Ф. И. Кузнецова о «приведении в боевую готовность театра военных действий». По этому приказу в боевую готовность приводилась ПВО округа, средства связи. Помимо традиционных мер Ф. И. Кузнецов предписывал «создать на телшяйском, шяуляйском, каунасском и калварийском направлениях подвижные отряды минной противотанковой борьбы…Также Ф. И. Кузнецов отдал распоряжение по выдвижению к границе механизированных и стрелковых соединений. В 23.10 16 июня в штаб 12-го механизированного корпуса был доставлен пакет из штаба округа. В 23.00 18 июня соединения и части мехкорпуса выступили в марш, а уже 20 июня вышли в назначенные районы (находившиеся ближе к границе). Также 18 июня был поднят по тревоге и выведен из мест постоянной дислокации 3-й механизированный корпус.
Командир 10-й стрелковой дивизии генерал-майор И. И. Фадеев вспоминал: «19 июня 1941 года, до начала военных действий, было получено распоряжение от командира 10-го стрелкового корпуса генерал-майора И. Ф. Николаева о приведении частей дивизии в боевую готовность.» [4]

14-19 июня 1941
Приказы о создании фронтовых управлений, выводе фронтовых и армейских управлений на полевые командные пункты

«с 14 по 19 июня командование приграничных округов получило указания к 22—23 июня вывести фронтовые (армейские) управления на полевые командные пункты». [12]

«19 июня в Киевском особом военном округе из Генерального штаба было получено распоряжение о создании фронтового управления и передислокации его в Тарнополь. И. Х. Баграмян вспоминает: «В то же утро (19 июня. А. И.) из Москвы поступила телеграмма Г. К. Жукова о том, что Народный комиссар обороны приказал создать фронтовое управление и к 22 июня перебросить его в Тарнополь… В руководящих документах предусматривалось переместить штаб округа с преобразованием его во фронтовое управление с началом мобилизации: «Штаб КОВО с 20:00 М-2 Тарнополь».» [2]

21 июня 1941
Приказы о создании Южного фронта

«… на заседании Политбюро ЦК ВКП(б) 21 июня 1941 года обсуждался вопрос об образовании Южного фронта (командующий генерал армии И.В. Тюленев) в составе 9-й и 18-й армий и 9-го отдельного стрелкового корпуса. Полевое управление фронта выделял Московский военный округ, а управление 18-й армии — Харьковский. Одновременно
предполагалось поручить генералу армии Г.К. Жукову общее руководство Юго-Западным и Южным фронтами, а генералу армии К.А. Мерецкову — Северным фронтом с выездом на места» [12]

22 июня 1941
Объявление мобилизации

Из Указа ПРЕЗИДИУМа ВЕРХОВНОГО СОВЕТА СССР:
«Первым днем мобилизации считать 23 июня 1941 года»
«23 июня была объявлена мобилизация в 14 военных округах, а в САВО, ЗБВО и ДВФ — на месяц позже особым решением правительства скрытым способом.» [14]



4 комментария:

  1. Интересны и полезный материал. Спасибо.
    "Апрель 1941 Принятие нового штата сд" - очень сомневаюсь, что этот пункт следует включать в список, ведь изменение оргструктуры не оказывает прямого влияния на развертывание армии при подготовке к войне.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Спасибо за оценку.
      По поводу новых штатов сд - этот пункт обсуждаемый. Пока включил его потому, что, возможно, очередная реорганизация внесла дополнительную сумятицу и затормозила развертывание.

      Удалить
  2. Анонимный14 июля 2019 г., 09:30

    Почему в таблицу не включена директива 18 июня о приведении войск в боеготовое состояние? По таблице получается так, что Кузнецов делал это по своей инициативе, Но была директива из Москвы, которую в других округах саботировали.

    ОтветитьУдалить
    Ответы
    1. Как можно понять, под Кузнецовым в Вашем посте понимается командующий ПрибОВО в 1941 году.

      По поводу 18 июня – вопрос правильный, но он вызывает у меня затруднения.
      А) Было ли 18 июня какая-либо директива из Москвы?
      Увы, по этому подводу существуют лишь предположения. Документа нет. Упоминаний такой директивы в других документах нет.
      Б) Уточним, что в приказе по ПрибОВО речь шла о «приведении в боевую готовность театра военных действий».
      В) Нам известно, что в ПрибОВО войска прикрытия действительно выдвигались к границе с 18 июня. Сходные действия, но в меньших масштабах осуществлялись в других округах – некоторые механизированные корпуса уходили с зимних квартир в районы ожидания.
      Но как и чем (общий для всех округов приказ, его мотивировка, побудительные причины) эти действия вызваны и связаны? Это пока не известно.

      Поэтому и вписал в хронологию то, что точно известно – приказ по ПрибОВО. Появятся новые сведения – исправим хронологию развертывания РККА в 1941-м.

      Удалить